Для затравки…

приказ Ставки Верховного Главного Командования Красной Армии за № 270, от 16 августа 1941 года, подписанный Председателем ГКО И. В. Сталиным, заместителем председателя В. М. Молотовым, маршалами С. М. Будённым, К. Е. Ворошиловым, С. К. Тимошенко, Б. М. Шапошниковым и генералом армии Г. К. Жуковым.

Приказываю:

1. Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.

Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.

2. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть, как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.

Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного положения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен, — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.

3. Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах.


Я думаю, что из содержания приказа должен быть ясен «средний уровень героизма» в большинстве частей РККА…

 


Из протокола суда:

Подсудимый Власов.
Я признаю себя виновным в том, что, находясь в трудных условиях, смалодушничал, сдался в плен немцам, клеветал на советское командование, подписал листовку, содержавшую призыв к свержению Советов, за мир с немцами, договорился с немцами о создании комитета. Моим именем делалось все, и лишь с 1944 года я, до известной степени, чувствовал себя в той роли, которая мне приписана, и с этого времени и успел сформировать все охвостье, всех подонков, свел их в комитет, редактировал гнуснейший документ, формировал армию для борьбы с Советским государством, я сражался с Красной Армией. Безусловно, я вел самую активную борьбу с Советской властью и несу за это полную ответственность. Мне было в последнее время ясно, что Германия погибла, но я не решался идти к Советам. Правда, я не имел связи с Англией и Америкой, но я надеялся на поддержку с их стороны в части создания мне условий для продолжения антисоветской деятельности. Не бесцельно я оставлял Благовещенского и других, на которых я мог положиться в части продолжения борьбы с Советской властью. Именно мне принадлежит основная роль формирования охвостья в борьбе с Советской властью разными способами. Вообще все проводилось от моего имени, и я за это отвечаю. Если бы немцы сразу же, как я перешел к ним, разрешили мне действовать против Советов, то, безусловно, я был бы активным борцом.

Председательствующий. Подсудимый Трухин, расскажите суду коротко, в чем вы признаете себя виновным?

Подсудимый Трухин.
Я признаю себя виновным перед Родиной, Советской властью и партией в том, что, сдавшись в плен, встал во главе борьбы с Советской властью, организовывал других, клеветал, вошел в трудовую партию, вошел в союз «Новое поколение» — и все это — в поисках путей борьбы с Советской властью. Я был идейным вдохновителем курсов в Дабендорфе, через мои руки прошло до 5 тысяч курсантов, которые подготовлялись в антисоветском духе, я подготовлял вербовщиков, чтобы вести работу среди русских военнопленных и втягивать их в РОА. Лично я, по поручению немцев, объезжал все части РОА, действовавшие на территории Италии, моими выступлениями вводил эти части в заблуждение о роли, которую они играют, сулил им победу и счастливую жизнь в России. Я играл ведущую роль в КОНРе, и моя деятельность в этой организации была такой, что я недостоин называться именем человека. Я был начальником штаба РОА, и под моим руководством шло формирование школ разведчиков и подготовки офицеров, формирование воинских единиц. Я принял все меры к тому, чтобы наши формирования не попали на советскую сторону, и всячески стремился перевести их в зону англо-американской оккупации. Я выступал в прессе с гнуснейшими антисоветскими статьями. Сам я, боясь ответственности, хотел перейти на англо-американскую сторону, но это мне не удалось. Я показал все, что я знал и что считаю необходимым показать, дабы помочь вскрыть гнойники, имевшие место.

Председательствующий. Подсудимый Малышкин, вы видели фильм, который ярко отражает вашу «деятельность»? Расскажите суду, как вы после этого формулируете вашу вину?

Подсудимый Малышкин.
Я признаю себя виновным в следующих преступлениях: из-за трусости я сдался в плен к немцам, изменил Родине. Я выдал немцам секреты, составлявшие государственную тайну, а именно: указал состав армии, количество дивизий, ее фронт. Хильгеру в декабре 1941 года или в январе 1942 года я, исказив, сообщил некоторые сведения о выпуске академиков 5 мая 1941 года. В мае 1942 года я поступил на курсы пропагандистов и окончил их и, встав таким образом на путь открытой борьбы с Советской властью и партией, был помощником зондерфюрера, проводил занятия в группах. В декабре 1942 года перешел в отдел пропаганды вооруженных сил Германии, и отсюда начинается мое знакомство с Власовым, с которым я вошел в связь, являлся организатором комитета, подписал его обращение. Ведя активную антисоветскую агитацию, я выезжал в лагеря около Берлина и в Восточную Пруссию. Я участвовал в письменной агитации. Три моих доклада помещены в антисоветской печати — это доклад на антибольшевистской конференции в Дабендорфе, где я говорил по 13 пунктам обращения комитета. В июле 1943 года я был в Париже и выступал на многолюдном митинге белогвардейцев, и мой доклад был помещен в белоэмигрантской газете. Доклад содержал отборную клевету на Советское правительство, на партию, на русский народ. Мой доклад также был помещен в газете «Воля народа» в декабре 1944 года, когда я, после образования КОН Ра, выступал перед гитлеровцами на конференции в Веймаре с докладом «Большевизм и Европа». Доклад был насыщен отборной инсинуацией на Советскую власть, партию, русский народ и его достижения. В 1944 году около 5 месяцев я провел в поездке по Бельгии, Голландии, Дании, Франции и вел здесь агитацию среди добровольческих батальонов, перед которыми ставил задачу бороться с Советской властью и ее союзниками. В октябре 1944 года я был активным участником организации КОНРа, я подбирал кандидатов в его состав, участвовал в редактировании манифеста, был начальником организационного управления комитета, в котором находились разведка и контрразведка и ряд других организаций. На пражском заседании я выступал с тем, о чем здесь уже сказал. Моя деятельность в разведке и контрразведке выразилась в том, что я руководил этим непосредственно, посылал Тензерова для контактирования работы с германской разведкой и особенно для согласования вопросов по заброске шпионов в СССР. С моего ведома Калугин организовал в Мариенбаде школу шпионов и диверсантов. Но этим моя преступная деятельность не ограничивается. После бегства в Фюссен я был инициатором сосредоточения РОАв Южной Баварии, мой план был принят, а сам я 29 апреля отправился к американцам с просьбой не выдавать нас Советской власти. Я, Власов, Жиленков, Закутный договорились о том, чтобы добиться у американцев их согласия на продолжение нами антисоветской борьбы. Находясь в плену у американцев, я занимался гнусной деятельностью: я имел связь с американской разведкой и выдал интересующие ее сведения, а именно, перечислил все военные академии в СССР, их назначение, пространно показал об Академии Генерального штаба и дал подробные данные о программах, кафедрах, видных деятелях академии. Я дал американской разведке сведения порядка мобилизации и в том числе данные о людских мобресурсах СССР. Я дал мой отзыв на маршала Конева, его биографические данные и подробно обрисовал служебные качества. Я не собирался возвращаться в СССР, и до последнего дня я убеждал американцев, что я злобный враг Советской власти, и просил их отпустить меня на свободу. У меня был полный сговор с Жиленковым. И даже после капитуляции Германии и полного провала мы продолжали оставаться ярыми и злостными врагами Советской власти, и я пытался продолжать мою гнусную борьбу. Как получилось, что я, состоявший больше 20 лет в партии и больше 22 лет служивший в Красной Армии, очутился в таком положении? В чем же дело? Я честно говорю, что до перехода на сторону немцев я не совершил ни одного преступления, но в тяжкой обстановке у меня не нашлось внутри стержня. Переломным годом был 1942 год — год немецких успехов, и это не могло не оказать на меня влияния. Я, свихнувшись, не имея внутренней опоры, оказался тряпкой, кислым интеллигентом, мной двигал животный страх. Моей деятельности трудно подобрать название, ей нет имени. Я жду самого сурового приговора.


Из показаний повара М.И. Вороновой:

Находясь во 2-й Ударной армии при штабе шеф-поваром, я вместе со штабом армии оказалась в окружении, где также оказался и Власов.

Находясь в окружении, Власов в числе 30-40 человек штабных работников пробовал соединиться с частями Красной Армии, но ничего не получалось. Блуждая по лесу, мы соединились с руководством одной дивизии, командиром которой был Черный, и нас стало уже около 200 человек.

Примерно в июне 1942 года, под Новгородом, нас немцы обнаружили в лесу и навязали бой, после которого Власов, я, солдат Котов и шофер Погибко вырвались в болото, перешли его и вышли к деревням.

Погибко с раненым бойцом Котовым пошли в одну деревню, а мы с Власовым пошли в другую.

Когда мы зашли в деревню, названия ее не знаю, зашли мы в один дом, где нас приняли за партизан, местная «самооборона» дом окружила, и нас арестовали. Нас посадили в колхозный амбар, а на другой день приехали немцы, предъявили Власову вырезанный из газеты его портрет в генеральской форме, и Власов был вынужден признаться, что он действительно генерал-лейтенант Власов. До этого он рекомендовался учителем-беженцем.

Немцы, убедившись, что они поймали генерал-лейтенанта Власова, посадили нас в машину и привезли на станцию Сиверская, в немецкий штаб. Здесь меня посадили в лагерь для военнопленных, находившийся в местечке Малая Выра, а Власова через два дня увезли в Германию…

Протокол с моих слов записан верно и мною прочитан.

Воронова.

Допросил: начальник 10-го отделения 2-го отдела УНКГБ Барановической области майор Винокуров.


Из допроса Власова немцами в 1942г

«В газетах сильно раздуты поставки из Англии и Америки. Согласно сообщениям газет якобы поступает оружие, боеприпасы, танки, самолеты, а также и продукты питания в большом количестве. У него в армии были только телефонные аппараты американского изготовления. Иностранного оружия в своей армии он вообще не видел.

О создании второго фронта в Европе он слышал следующее: в Советской России существует всеобщее мнение, нашедшее также отражение в газетах, что еще в этом году англичане и американцы создадут второй фронт во Франции. Это было якобы твердо обещано Молотову«.

… обещанного три года ждут? Подумали союзнички и открыли второй фронт только в 1944.


Картинки по запросу суд власовцы


 

«… Подсудимым было предоставлено последнее слово…

… Подсудимый Власов: Содеянные мной преступления велики, и ожидаю за них суровую кару. Первое грехопадение – сдача в плен. Но я не только полностью раскаялся, правда поздно, но на суде и следствии старался как можно яснее выявить всю шайку. Ожидаю жесточайшую кару.

Подсудимый Малышкин: Хочу продолжить, на чём остановился в показаниях. Я оказался в числе злейших врагов Советской власти. Во мне не оказалось должной твёрдости, настоящего нутра, преданности тому делу, которому я раньше служил. Сейчас не могу объяснить, что сыграло решающую роль в преступлении, которому нет имени. Я пошёл против общественного и государственного советского строя. Я дал все показания, я ничего не скрыл, я всё изложил. Умирать, конечно, неохота. Но после всего, что мной сделано, как смотреть в глаза людям? Жду сурового приговора.

Подсудимый Трухин: Я совершил тягчайшее преступление перед партией и Советской Родиной, за что будет справедливым приговором суровое возмездие. Мне, как бывшему партийному работнику, позорно и стыдно быть на этой скамье и отвечать за гнусные деяния. Признаю, что я готов нести наказание, которое найдёт нужным применить ко мне советское правосудие. Я делал попытки свернуть с позорного пути, но не считаю возможным ставить это в своё оправдание, ибо они всё равно не покроют моего преступления и не оправдают моей тяжелейшей вины. Если суд найдёт возможным, чтобы использовать мою жизнь, то я готов загладить мою вину чем угодно и в любых условиях.

Подсудимый Мальцев: Всё ясно, я не смею рассчитывать на помилование, скажу только, что до 1938 года всё шло нормально, а потом началось падение. Мысль самая гнусная – это обида на Советскую власть за недоверие, которое я стал ощущать после моего ареста. Я просился в армию, мне отказали. Обидевшись на Советскую власть, я дошёл до нынешнего состояния. Умереть бы, но с толком – вот что мне хотелось бы на сегодняшний день.

Подсудимый Закутный: Мои преступления безмерно велики и тяжки: я совершил их против великой партии, членом которой я являлся с 1919 года, против Советского правительства. Я ещё не безнадёжно потерян для своей Родины и прошу сохранить мне жизнь, дав этим возможность умереть честным человеком, а не врагом своего государства.

Подсудимый Благовещенский: Я признаю себя виновным в изменнической деятельности и готов принять любое наказание.

Подсудимый Буняченко: Я совершил очень большое преступление перед Родиной, став на путь измены и предательства, тяжело в данное время вспоминать пройденный мною жизненный путь, большая часть которого была посвящена честной и творческой работе на пользу Родины, и только в 1942 году я прыгнул в самое логово зверя, в фашистское болото, и этим нанёс большой вред своей Родине. Я честно рассказал о всех своих преступлениях, за которые любое наказание советского правосудия приму как должное. Но всё же прошу сохранить мне жизнь, любой самый тяжёлый труд для меня будет большим счастьем.

Подсудимый Зверев: По своей деятельности я являюсь гнуснейшим предателем нашей дорогой Родины. Это после того, как меня Советская власть вытащила из народа, обучила, поставила на ноги, дала хорошо жить, поставила учить других и даже больше – доверила драгоценные жизни десятков тысяч советских людей. И тем не менее, я предатель. Не существует весов, чтобы измерить тяжесть моего преступления. Я опозорил своих родителей, честных русских людей, своих предков. Что можно ожидать после этого? Я плавал в фашистском власовском омуте и этой грязью выпачкан, вымазан. Но, граждане судьи, ещё в апреле я начал от этой грязи отдаляться. Я сознавал, что ни один человек с человеческим обличием не может совершить действия, которые я совершил. Я сделал всё возможное, чтобы облегчить существование советских людей на территории Германии. Я не хотел никоим образом продолжать антисоветскую деятельность. Самым большим страхом было для меня посмотреть в лицо советскому человеку. Я взвесил все свои злодеяния, продумал их и ещё раз отмеживаюсь от них, от прошлого у меня ничего не осталось, я со всем порвал. Сейчас, если можно так выразиться, чувствую себя чистым человеком. Прошу дать мне возможность искупить вину честным трудом. Прошу прощения у советского народа за мои злодеяния. Дайте мне возможность умереть как солдату, а если нельзя сохранить мне жизнь, то прошу приговора о расстреле.

Подсудимый Меандров: Тяжела и слишком позорна моя вина перед Родиной, и я достоин самой тяжкой кары за ту измену, которую я совершил, но всё же прошу сохранить мне жизнь. Тяжко и страшно умирать изменником своей Родины. В течение 23-летнего своего пребывания в рядах Красной Армии я не имел ни одного совершённого мною антиморального проступка. Всё время получал награды и поощрения. Ещё раз прошу сохранить мне жизнь и дать возможность в любых условиях искупить свою вину пред Родиной.

Подсудимый Корбуков: Граждане судьи, после всех гнусных преступлений не нахожу слов в своё оправдание. Прошу учесть чистосердечность признаний и искреннее осуждение мною моих преступлений.

Подсудимый Шатов: Я простой деревенский парень и дошёл до высокого поста. Я анализировал, что меня привело к подлейшим преступлениям. Трусость, идиотизм, подлость – вот истоки. Я осуждаю полностью всё, что сделал. Прошу учесть, что я приехал в СССР по своему желанию, я решил сам принести свою голову, я знал, что если враг не сдаётся – его уничтожают. Я рассчитывал на помилование, на честную смерть на своей Родине. Я чистосердечно рассказал всё…»


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ПРИГОВОРИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИКВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА ССРВ составе:Председательствующего — генерал-полковника юстиции УЛЬРИХА В. В.

Членов — генерал-майора юстиции КАРАВАЙКОВА Ф. Ф. и полковника юстиции ДАНИЛОВА Г. Н.

‎В закрытом судебном заседании, в гор. Москве, 30, 31 июля и 1 августа 1946 года, рассмотрела дело по обвинению:

  1. б. заместителя командующего войсками Волховского фронта и командующего 2-й Ударной армией — генерал-лейтенанта ВЛАСОВА Андрея Андреевича, 1901 г.р., уроженца деревни Ломакино, Гагинского района, Горьковской области, русского, бывшего члена ВКП(б);
  2. б. начальника штаба 19-й армии — генерал-майора МАЛЫШКИНА Василия Федоровича, 1896 г.р., уроженца Марковского рудника Сталинской области, русского, бывшего члена ВКП(б);
  3. б. члена Военного совета 32-й армии — бригадного комиссара ЖИЛЕНКОВА Георгия Николаевича, 1910 г.р., уроженца г. Воронежа, русского, бывшего члена ВКП(б);
  4. б. начальника штаба Северо-Западного фронта — генерал-майора ТРУХИНА Федора Ивановича, уроженца г. Костромы, русского, беспартийного;
  5. б. начальника Военно-Морского училища ПВО в г. Либаве — генерал-майора береговой службы БЛАГОВЕЩЕНСКОГО Ивана Алексеевича, 1893 г.р., уроженца г. Юрьевец Ивановской области, русского, бывшего члена ВКП(б);
  6. б. командира 21-го стрелкового корпуса ЗАКУТНОГО Дмитрия Ефимовича, 1897 г.р., уроженца г. Зимовники Ростовской области, русского, бывшего члена ВКП(б);
  7. б. начальника санатория Аэрофлота в г. Ялте — полковника запаса МАЛЬЦЕВА Виктора Ивановича, 1895 г.р., уроженца г. Гусь-Хрустальный Ивановской области, русского;
  8. б. командира 59-й стрелковой бригады — полковника БУНЯЧЕНКО Сергея Кузьмича, 1902 г.р., уроженца села Коровякова Глушковското района Курской области, украинца, бывшего члена ВКП(б);
  9. б. командира 350-й стрелковой дивизии — полковника ЗВЕРЕВА Григория Александровича, 1900 г.р., уроженца г. Ворошиловска, русского, бывшего члена ВКП(б);
  10. б. заместителя начальника штаба 6-й армии — полковника МЕАНДРОВА Михаила Алексеевича, уроженца г. Москвы, русского, беспартийного;
  11. б. помощника начальника связи 2-й Ударной армии Волховского фронта — подполковника КОРБУКОВА Владимира Денисовича, 1900 г.р., уроженца г. Двинска, русского, бывшего члена ВКП(б);
  12. б. начальника артиллерийского снабжения Северо-Кавказского военного округа — подполковника ШАТОВА Николая Степановича, 1901 г.р., уроженца деревни Шатово Котельнического района Кировской области, русского, бывшего члена ВКП(б);

— всех в преступлениях, предусмотренных статьей 1-й Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года и ст.ст. 58-1б, 58-8, 58-9, 58-10 ч. 2, 58-11 УК РСФСР.

Предварительным и судебным следствием установлено:

Подсудимые ВЛАСОВ, МАЛЫШКИН, ЖИЛЕНКОВ, ТРУХИН, ЗАКУТНЫЙ, МЕАНДРОВ, МАЛЬЦЕВ, БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, БУНЯЧЕНКО, ЗВЕРЕВ, КОРБУКОВ и ШАТОВ, являясь военнослужащими Красной Армии и будучи антисоветски настроенными, в напряженный для Советского Союза период Великой Отечественной войны, нарушив воинскую присягу, изменили Социалистической Родине и, в разное время, добровольно перешли на сторону немецко-фашистских войск.

Находясь на стороне противника, все подсудимые, во главе с Власовым, по заданию руководителей немецко-фашистского правительства, на протяжении 1941—1943 гг. проводили широкую изменническую деятельность, направленную на вооруженную борьбу против Советского Союза, а в 1944 году ВЛАСОВ, ЖИЛЕНКОВ, ТРУХИН, МАЛЫШКИН, ЗАКУТНЫЙ, МЕАНДРОВ, БУНЯЧЕНКО и др. вошли в созданный Гиммлером т. н. «комитет освобождения народов России» и по заданию германской разведки создали из числа бывших белогвардейцев, уголовников, националистов и прочих антисоветских элементов вооруженные отряды, наименовав их «русской освободительной армией» (РОА); организовали шпионаж и диверсии в тылу советских войск, убийства офицеров и солдат Красной Армии, а также подготавливали террористические акты против руководителей ВКП(б) и Советского Правительства. Подсудимый Власов и его сообщники, при помощи немцев, своей окончательной целью ставили свержение Советского Правительства, ликвидацию социалистического строя и организацию на территории Советского Союза фашистского государства. Для проведения своей преступной деятельности ВЛАСОВ и все его соучастники необходимые им материальные средства и вооружение получали от немецкого командования, а всей их практической деятельностью руководил Гиммлер и его помощники.

Собранными по делу доказательствами и личными признаниями подсудимых как на предварительном, так и на судебном следствии конкретная предательская деятельность каждого из подсудимых установлена следующая:

1). ВЛАСОВ, будучи заместителем командующего войсками Волховского фронта и одновременно являясь командующим 2-й Ударной армией того же фронта, в июле 1942 года, находясь в районе города Любань, в силу своих антисоветских настроений изменил Родине и перешел на сторону немецко-фашистских войск, выдал немцам секретные данные о планах советского командования, а также клеветнически характеризовал Советское Правительство и состояние тыла Советского Союза. Вскоре после этого ВЛАСОВ дал согласие немецкому командованию возглавить формируемые немцами части т. н. «русской армии», изъявив при этом желание войти в состав будущего «русского правительства», и обсуждал с ответственными представителями германского министерства иностранных дел вопросы расчленения Советского Союза. В декабре месяце 1942 года ВЛАСОВ совместно с другими изменниками Родины по заданию немецкого военного командования и германской разведки создал т. н. «русский комитет», ставивший своей целью свержение советского государственного строя и установление в СССР фашистского режима. Возглавляя этот «комитет», ВЛАСОВ вербовал из числа вражеских элементов своих единомышленников, выпускал антисоветские листовки к военнослужащим Красной Армии и населению СССР, разъезжал по лагерям, где содержались советские военнопленные, и по оккупированной территории Советского Союза, призывая советских граждан к вооруженной борьбе с советским правительством и Красной Армией. В конце 1944 года ВЛАСОВ по заданию германской разведки и лично Гиммлера объединил существовавшие на территории Германии белогвардейские организации и вместе с ближайшими сообщниками — изменниками ТРУХИНЫМ, МАЛЫШКИНЫМ, ЖИЛЕНКОВЫМ и ЗАКУТНЫМ, возглавил созданный немцами т. н. «комитет освобождения народов России» (КОНР).

Ставя своей целью при помощи немцев захват власти в СССР, ВЛАСОВ под руководством фашистов сформировал из числа белогвардейцев, уголовников и изменников Родины, т. н. «русскую освободительную армию», организовывал шпионаж и диверсии в тылу советских войск и подготавливал террористические акты против руководителей Советского Правительства. ВЛАСОВ, возглавляя работу по вербовке в т. н. «РОА» советских военнопленных, расправлялся с лицами, подозреваемыми в антифашистской деятельности, и лично утверждал смертные приговоры.

Будучи назначен приказом Гитлера на должность главнокомандующего т. н. «РОА», направлял сформированные им воинские части на фронт для боевых действий против советских войск.

ВЛАСОВ в 1944 году, кроме Гиммлера, вступил в личную преступную связь с Герингом, Геббельсом и Риббентропом, вел с ними переговоры и совместно намечал мероприятия по усилению деятельности, направленной против СССР.

После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Власов вместе со своими сообщниками пытался бежать в район, занятый американскими войсками, для продолжения борьбы против Советского Союза, но был пленен частями Красной Армии.

2) МАЛЫШКИН, являясь начальником штаба 19-й армии, в октябре 1941 г. в районе г. Вязьмы изменил Родине, добровольно перейдя на сторону немецко- фашистских войск.

Немцам МАЛЫШКИН сообщил сведения о численности 19-й армии, ее составе по дивизиям, указал район действия армии и внес предложение создать в Германии для активизации антисоветской деятельности политический центр с функциями правительства.

В декабре 1942 года МАЛЫШКИН вместе с ВЛАСОВЫМ по заданию немецких руководителей участвовал в создании т. н. «русского комитета» и подписал, как секретарь «комитета» обращение к военнослужащим Красной армии и населению с призывом бороться против Советской власти, а также вел активную работу по созданию воинских частей для вооруженной борьбы с Красной армией.

В ноябре 1944 года МАЛЫШКИН вместе с ВЛАСОВЫМ, ТРУХИНЫМ и др. сообщниками организовал т. н. «Комитет освобождения народов России» (КОНР).

МАЛЫШКИН принимал личное непосредственное участие в составлении манифеста КОНР, а в последствии, являясь заместителем ВЛАСОВА, возглавлял организационное управление КОНР.

МАЛЫШКИН вместе с ВЛАСОВЫМ формировал из белогвардейцев и изменников Родине воинские подразделения для ведения вооруженной борьбы против Красной армии, организовывал проведение шпионской работы и диверсионных актов в тылу советских войск и подготавливал террористические акты против руководителей Советского Правительства.

МАЛЫШКИН вместе с ЖИЛЕНКОВЫМ руководил изданием антисоветских газет, брошюр и листовок с призывом к населению СССР о вооруженной борьбе против Советской власти, разъезжал в этих целях по лагерям, где содержались советские военнопленные и по временно оккупированным советским территориям и в своих выступлениях распространял клевету по адресу Советского Правительства.

Находясь у немцев, МАЛЫШКИН непосредственно руководил разведывательной деятельностью против СССР.

В апреле 1945 г. МАЛЫШКИН вместе со своими сообщниками, приняв решение продолжать антисоветскую деятельность, бежал на юг Германии, где установил связь с американской разведкой и выдавал последней известные ему секретные сведения о Советском Союзе.

В марте 1946 г. МАЛЫШКИН, как отказавшийся возвратиться в СССР, был передан американцами командованию советских войск.

3) ЖИЛЕНКОВ, являясь членом Военного Совета 32-й армии, в октябре 1941 года, изменив Родине, перешел на сторону немцев.

В мае 1942 года в силу своего враждебного отношения к Советской власти, представил немцам составленный им лично план антисоветской деятельности, предусматривающей создание «русского правительства», а затем поступил на службу в отдел военной пропаганды вооруженных сил Германии, редактировал антисоветские листовки и брошюры, которые распространялись на фронте и в тылу советских войск.

В августе 1942 года ЖИЛЕНКОВ по поручению немцев организовал выпуск антисоветской газеты «Родина», писал в ней свои статьи антисоветского характера.

В этом же месяце ЖИЛЕНКОВ вместе с изменником Родине Боярским написал докладную записку с предложением создать т. н. «комитет освобождения родины» и «русскую народную армию» для совместного выступления с немцами против Советского Союза.

В декабре 1942 года ЖИЛЕНКОВ совместно с ВЛАСОВЫМ создал т. н. «русский комитет», ставивший своей целью свержение Советской власти и лично подписал обращение от имени этого «комитета». Являясь членом этого «комитета», ЖИЛЕНКОВ организовал выпуски, редактировал антисоветскую газету «Доброволец» и читал лекции на курсах фашистских пропагандистов.

В апреле 1943 года ЖИЛЕНКОВ по заданию немцев сформировал т. н. гвардейскую ударную бригаду РОА с целью последующего использования ее в качестве базы для подготовки террористов и диверсантов, о чем представил в гестапо специально разработанный им план организации террористических актов против руководителей ВКП(б) и Советского Правительства. Этот план был направлен ЖИЛЕНКОВЫМ в 6 отдел Главного управления имперской безопасности Германии.

ЖИЛЕНКОВ по заданию немецкого командования неоднократно выезжал в т. н. «добровольческие» батальоны, находившиеся в составе германской армии, призывал солдат и офицеров этих батальонов к вооруженному выступлению против Советского Союза.

В июне 1944 года ЖИЛЕНКОВ по указанию немцев организовал издание антисоветской газеты «За мир и свободу», опубликовал в ней ряд написанных им клеветнических антисоветских статей, составил ряд брошюр и листовок антисоветского содержания, которые разбрасывались немцами с самолетов в рай онах расположения частей Красной армии.

В ноябре 1944 года ЖИЛЕНКОВ вместе с ВЛАСОВЫМ, МАЛЫШКИНЫМ, ТРУХИНЫМ и др. изменниками создал т. н. «Комитет освобождения народов России», являлся автором «манифеста», выпущенного «комитетом», подписал его вместе с ВЛАСОВЫМ и др. изменниками, возглавлял управление пропаганды «комитета».

В апреле 1945 года, после разгрома гитлеровской Германии, бежал на юг Германии, где установил связь с американской разведкой, написал ряд клевет нических справок на руководителей ВКП(б) и Советского Правительства.

4) ТРУХИН – бывший заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта и

  • 5) БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ – бывший начальник военно-морского училища ПВО в г. Либава, изменив Родине, перешли в 1941 году на сторону врага и выдали ему ряд сведений, составляющих военную тайну.

По заданию германской разведки вместе с ВЛАСОВЫМ создали т. н. «Русский комитет», ставивший своей целью свержение советской власти в СССР. Являясь участниками антисоветской организации, т. н. «Русской трудовой народной партии» (РТНП), входили в состав руководящего комитета, вербовали в эту антисоветскую организацию новых членов из числа советских военнопленных и призывали их к вооруженной борьбе с Красной армией.

ТРУХИН в 1941 году по указанию немецкой фашистской разведки разработал положение о создании из участников РТНП боевых отрядов для заброски их в советский тыл с целью проведения разложенческой работы в Красной армии и осуществления на ее коммуникациях диверсионных актов, а БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ создал специальные комиссии для выявления среди советских военнопленных политработников и сотрудников НКВД, лично подписывал и представлял в гестапо донесения на военнопленных, отказавшихся сотрудничать с немцами.

ТРУХИН и БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ, находясь на службе у немецких фашистов на должности начальников курсов фашистских пропагандистов, руководили подготовкой враждебных Советскому Союзу кадров, использовавшихся немцами в целях проведения антисоветской работы в лагерях советских военнопленных и среди населения районов Советского Союза, временно оккупированных немецкими захватчиками.

ТРУХИН и БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ принимали активное участие в организации т. н. «Комитета освобождения народов России» и ставили своей целью под руководством немцев, свергнуть в СССР существующий государственный строй путем вооруженной борьбы, шпионажа, диверсий, террора.

ТРУХИН по указанию немецкого командования возглавил штаб т. н. «Русской освободительной армии», а БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ – группу, занимавшуюся разработкой программы КОНР.

ТРУХИН входил также в состав исполнительного бюро белогвардейской террористической организации т. н. «Национально-трудовой союз нового поколения» (НТСНП) и разработал программу подготовки шпионов, диверсантов и террористов для ведения подрывной работы на советской территории.

6) ЗАКУТНЫЙ, находясь на фронте Отечественной войны в должности командира 21-го стрелкового корпуса, 26 июня 1941 года, изменив Родине, перешел на сторону немецко-фашистских захватчиков, выдал немцам известные ему секретные сведения о Красной армии и предложил им же разработанную программу будущего «русского правительства».

Вскоре после этого ЗАКУТНЫЙ вступил в связь с германской военной разведкой и выдал немцам известные ему данные об укрепленных районах СССР, подготовил и передал ряд докладов о боевых уставах Красной армии.

В феврале 1942 года ЗАКУТНЫЙ добровольно поступил на службу в германское министерство пропаганды, где занимался редактированием и изданием брошюр и листовок антисоветского содержания.

В ноябре 1944 года ЗАКУТНЫЙ вместе с ВЛАСОВЫМ, ТРУХИНЫМ, ЖИЛЕНКОВЫМ и др. изменниками Родины принимал участие в создании т. н. «Комитета освобождения народов России» (КОНР) и был членом этого комитета.

ЗАКУТНЫЙ являлся одним из авторов «манифеста», выпущенного КОНР, и впоследствии, будучи руководителем гражданского управления «комитета», привлек к антисоветской вражеской деятельности ряд бывших советских работников, а также вел вражескую работу среди советских граждан, насильно вывезенных на немецкую каторгу.

ЗАКУТНЫЙ, являясь агентом гестапо, сообщал немцам о настроениях членов «комитета».

7) МАЛЬЦЕВ, будучи начальником санатория Воздушного флота в г. Ялта в ноябре 1941 года, в силу своего враждебного отношения к советской власти, изменил Родине: уклонился от эвакуации в тыл Советского Союза и перешел на сторону немцев, после чего, оставаясь в Ялте, проводил активную предательскую деятельность, служа у немцев в начале в должности бургомистра, а затем в должности мирового судьи города.

МАЛЬЦЕВ по заданию немцев в 1943 году написал брошюру антисоветского содержания, которая была выпущена большим тиражом германским министерством пропаганды и в пропагандистских целях разослана в оккупированные немцами районы СССР. МАЛЬЦЕВ неоднократно выступал по радио с речами, содержавшими призыв к свержению советской власти.

В июле–августе 1943 года МАЛЬЦЕВ по указанию немцев формировал в г. Евпатория т. н. «Восточный батальон» ХИВИ, предназначавшийся для борьбы с частями Красной армии.

В июне 1943 года МАЛЬЦЕВ поступил на службу в созданную под руководством немцев для борьбы против Советского Союза т. н. «Русскую освободительную армию» (РОА), в которой командовал авиацией и имел звание генерал-майора РОА.

В феврале 1945 года МАЛЬЦЕВ вошел в состав организованного немцами под руководством предателя ВЛАСОВА т. н. «Комитет освобождения народов России», формировал вооруженные отряды для борьбы против партизан и Красной армии, в том числе авиационные части РОА и лично вербовал в них советских летчиков, находившихся в плену у немцев.

За активную предательскую деятельность МАЛЬЦЕВ награждался немцами и получил звание генерал-майора.

В апреле 1945 года МАЛЬЦЕВ перевел в расположение американских войск более 4 тысяч военнослужащих РОА.

8) БУНЯЧЕНКО, командуя 59-й стрелковой бригадой, и

9) ЗВЕРЕВ, командуя 350-й стрелковой дивизией, изменив Родине, перешли на сторону врага: БУНЯЧЕНКО в декабре 1942 года, а ЗВЕРЕВ в марте 1943 года и, находясь у немцев, добровольно поступили к ним на службу и занимались активной изменнической деятельностью.

Установив в 1944 году преступную связь с ВЛАСОВЫМ, БУНЯЧЕНКО и ЗВЕРЕВ вошли в состав созданного немцами т. н. «Комитета освобождения народов России».

БУНЯЧЕНКО вместе с ВЛАСОВЫМ подписал выпущенный «комитетом» манифест с призывом к свержению советской власти.

В ноябре 1944 года ЗВЕРЕВ, будучи в Норвегии, лично проводил работу по вербовке военнопленных на службу в РОА.

В конце 1944 года по возвращении из Норвегии, ЗВЕРЕВ принял командование 2-й дивизией РОА, сформировал ее и активно готовил ее к боевым действиям против Красной армии.

За активную работу на пользу немцев ЗВЕРЕВ был произведен немецким командованием в генерал-майоры.

В отношении БУНЯЧЕНКО установлено, что он, находясь на службе у немцев, в январе 1943 года добровольно вступил в созданную немцами т. н. РОА и являлся преподавателем на курсах по подготовке офицерского состава.

Летом 1944 года БУНЯЧЕНКО по заданию германского командования выезжал в Нормандию, где занимался формированием батальонов РОА.

В конце октября 1944 года БУНЯЧЕНКО был назначен на должность командира 1-й дивизии РОА, сформировал эту дивизию и вел активную боевую подготовку личного состава.

В апреле месяце 1945 года руководил боевыми действиями частей дивизии РОА в боях против Красной армии на реке Одер.

За активную работу на пользу немцев БУНЯЧЕНКО неоднократно немцами награждался и получил звание генерал-майора.

10) МЕАНДРОВ

11) КОРБУКОВ и

12) ШАТОВ, изменив Родине, перешли на сторону врага и передали немцам сведения, содержащие военную и государственную тайну.

МЕАНДРОВ и ШАТОВ в 1942 году вошли в созданную немцами т. н. «Русскую трудовую народную партию» и являлись руководящими деятелями этой партии.

МЕАНДРОВ и ШАТОВ проводили активную изменническую работу среди советских военнопленных с целью вовлечения их в вооруженные отряды для борьбы против Красной армии.

ШАТОВ, кроме того, доносил немцам о советских военнопленных, проводивших антифашистскую работу.

МЕАНДРОВ, кроме того, с июля 1942 года являлся активным участником антисоветской организации «Политический центр борьбы с большевизмом», ставившей своей целью путем вооруженной борьбы свергнуть советскую власть; состоял участником белогвардейской террористической организации «Национально-трудовой союз нового поколения» (НТСНП) и проводил в ней активную антисоветскую деятельность.

С целью осуществления своих преступных, изменнических замыслов Меандров разработал для немцев план высадки крупных авиационных десантов в глубоком тылу Советского Союза для диверсионной деятельности.

В июле 1943 года МЕАНДРОВ участвовал в немецком карательном отряде, в составе которого выезжал для борьбы с партизанами в г. остров (Ленинградской области).

В феврале 1944 года вступил в РОА, где занимал должность начальника отдела пропаганды штаба РОА и занимался распространением клеветнических измышлений о Советском Союзе.

С марта месяца 1945 года занимал должность офицерской школы РОА, готовившей офицерский состав для РОА.

МЕАНДРОВ, КОРБУКОВ и ШАТОВ принимали участие в антисоветской деятельности т. н. «Комитета освобождения народов России».

В мае 1945 года после разгрома гитлеровской Германии МЕАНДРОВ, приняв на себя руководство остатками частей т. н. РОА, увел их на территорию, занятую американскими войсками, где объявил себя руководителем КОНР, ввел в состав «комитета» КОРБУКОВА и проводил агитацию за невозвращение участников РОА в Советский Союз.

КОРБУКОВ занимал должность командира роты пропагандистов РОА, а впоследствии работал в сформированной немцами инспекторской группе при штабе РОА.

ШАТОВ, занимая должность инспектора, направлял антисоветскую работу фашистских пропагандистов в лагеря советских военнопленных, возглавлял группу, занимавшуюся вербовкой советских военнопленных на службу в РОА, и лично сам завербовал более 100 человек.

КОРБУКОВ и ШАТОВ после капитуляции гитлеровской Германии бежали на территорию, занятую американскими войсками, где КОРБУКОВ вошел в состав КОНР и продолжал проводить антисоветскую деятельность.

За активную работу на пользу немцев МЕАНДРОВ был произведен немецким командованием в генерал-майора, а КОРБУКОВ и ШАТОВ получили звание полковников.

На основании вышеизложенного Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР постановляет: признать предъявленное ВЛАСОВУ, ЖИЛЕНКОВУ, МАЛЫШКИНУ, ТРУХИНУ, БЛАГОВЕЩЕНСКОМУ, ЗАКУТНОМУ, МЕАНДРОВУ, МАЛЬЦЕВУ, БУНЯЧЕНКО, ЗВЕРЕВУ, КОРБУКОВУ и ШАТОВУ обвинение в совершении ими преступлений ст. 1-й Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 года и ст. ст. 58-1б, 58-8, 58-9, 58-10 ч. 2 и 58-11 УК РСФСР доказанным.

Руководствуясь ст. ст. 319—320 УПК РСФСР, Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР

ПРИГОВОРИЛА:лишить воинских званий

  1. ВЛАСОВА — генерал-лейтенанта,
  2. МАЛЫШКИНА — генерал-майора,
  3. ЖИЛЕНКОВА — бригадного комиссара,
  4. ТРУХИНА — генерал-майора,
  5. БЛАГОВЕЩЕНСКОГО — генерал-майора береговой службы,
  6. ЗАКУТНОГО — полковника,
  7. МАЛЬЦЕВА — полковника,
  8. БУНЯЧЕНКО — полковника,
  9. ЗВЕРЕВА — полковника,
  10. МЕАНДРОВА — полковника,
  11. КОРБУКОВА — подполковника,
  12. ШАТОВА — подполковника

— и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 1-й Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 года:

  1. ВЛАСОВА Андрея Андреевича,
  2. МАЛЫШКИНА Василия Федоровича,
  3. ЖИЛЕНКОВА Георгия Николаевича,
  4. ТРУХИНА Федора Ивановича,
  5. БЛАГОВЕЩЕНСКОГО Ивана Алексеевича,
  6. ЗАКУТНОГО Дмитрия Ефимовича,
  7. МАЛЬЦЕВА Виктора Ивановича,
  8. БУНЯЧЕНКО Сергея Кузьмича,
  9. ЗВЕРЕВА Григория Александровича,
  10. МЕАНДРОВА Михаила Алексеевича,
  11. КОРБУКОВА Владимира Денисовича,
  12. ШАТОВА Николая Степановича

— ВСЕХ ПОДВЕРГНУТЬ СМЕРТНОЙ КАЗНИ ЧЕРЕЗ ПОВЕШЕНИЕ.

Имущество всех осужденных, лично им принадлежащее, конфисковать.

Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Подлинный за надлежащими подписями.

ВЕРНО:

СЕКРЕТАРЬ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХСУДА СССР

МАЙОР ЮСТИЦИИ (МАЗУР)


Теперь вы в курсе без чужих оценочных суждений о том как это было.
Чистосердечным ли было раскаяние или нет… Оно было и это факт.
А значит они либо поняли свои ошибки. Либо просто были приспособленцами. Что означает, что в любом случае НЕ Герои и не те, за кем следует идти.