Не шучу. Реально поднадоело… Вы читаете в лоб, очень старое учение и даже не пытаетесь его осмысливать. Посему я вам принёс кое чего по современнее. И помните, что этот человек, являлся КРИТИКОМ Марксизма и коммунизма…

Во второй части «Зеленой книги» — «Решение экономической проблемы (Социализм)» — изложен экономический аспект «Третьей Всемирной Теории» (вышла 2 февраля 1978).

В данной части Каддафи разоблачает рабский характер наёмного труда и провозглашает право работника на произведенный им продукт. Человек обязан трудиться в меру своих сил и должен при этом иметь достаток, удовлетворяющий потребности, а все излишки должны направляться на накопление общественного богатства. Накопление излишков одним человеком приводит к уменьшению потребностей другого человека, а следовательно, является недопустимым.

В сентябре 1977 года Каддафи выдвинул в качестве основы развития хозяйственной жизни принцип «самоуправления в экономике». В соответствии с этим принципом предусматривался переход предприятий в коллективное управление тех, кто там работает. Провозглашённый им впоследствии лозунг «Партнёры, а не наёмные работники», нашёл теоретическое обоснование во второй части «Зелёной книги» и с ноября того же года начал внедряться на ряде производственных предприятий.

В ходе развития своих экономических идей Каддафи выдвинул новый лозунг: «Жилище — собственность его обитателя». То есть человек, живущий в доме — хозяин, а не его арендатор. В мае 1978 года был принят закон, в соответствии с которым сдача жилых помещений в аренду запрещалась, а бывшие арендаторы становились собственниками арендуемых квартир и домов. (Привет ипотечникам)

Проводя в жизнь лозунг «Партнёры, а не наёмные работники», рабочие и служащие под руководством народных комитетов захватывали предприятия и учреждения в сфере не только производства, но и торговли, а также различных служб обслуживания. Бывшие владельцы получали вместе с компенсацией и возможность участвовать в управлении этими предприятиями, но на правах «равного партнёрства с производителями». Эта кампания «народного захвата», как её назвали в Ливии, стала своеобразной формой ликвидации частной собственности крупной и средней буржуазии.

Функционирование политической системы «Джамахирии» на местах и особенно на производстве затруднялось как из-за саботажа буржуазных слоёв, так и по причине недостаточной подготовленности осуществляемых мероприятий, неспособности нового управленческого аппарата руководить хозяйством. Всё это вызвало недовольство и брожение среди части населения. Против политических и экономических новаций ливийского руководства выступила и некоторая часть мусульманского духовенства. Она обвинила Каддафи в «отступлении от положений Корана».

В ответ власти пошли на серьёзные меры, направленные на ограничение влияния духовенства. Оппозиционно настроенным «хранителям чистоты ислама» Каддафи устроил по телевидению публичный экзамен на знание Корана. Богословы не смогли ответить на вопросы лидера ливийской революции, и были скомпрометированы в глазах верующего населения. Это дало Каддафи основание лишить впоследствии некоторых из них права вести религиозную службу.

Завершающим итогом всех экономических реформ в Джамахирии должно стать «достижение новым социалистическим обществом стадии, на которой окончательно исчезнут прибыль и деньги, когда общество станет целиком производительным, а производство будет полностью удовлетворять материальные потребности всех членов общества. На этом заключительном этапе прибыль исчезнет сама собой, и, значит, перестанут существовать и деньги». В настоящее же время, каждый в Ливии получает столько, сколько хватает для удовлетворения его физиологических потребностей: хлеб и прочие продукты питания стоят дёшево, транспорт и бензин практически бесплатные, все жители Ливии обеспечены бесплатным жильём.


Третья часть — «Общественный аспект Третьей всемирной теории» (вышла 1 июня 1979) — касается многих сторон жизни, в том числе положения женщин, системы образования, слияния языков мира, спорта. Именно в этой части представлено глобальное видение правильного сосуществования. Основополагающие принципы сводятся к тому, что каждый народ должен иметь свою религию, а большую значимость имеет непрерывная общественная цепочка «семья — племя — нация — мир» («от малого к великому»).

Согласно «Зелёной книге», «если национальный дух оказывается сильнее религиозного духа, то борьба между различными нациями, до этого объединёнными одной религией, усиливается, и каждая из этих наций добивается независимости, возвращаясь к свойственной ей общественной структуре»; «племя — это та же семья, но увеличившаяся вследствие роста потомства, то есть племя — это большая семья. Нация — это племя, но племя, разросшееся в результате увеличения потомства, то есть нация — это большое племя. Мир — это нация, но нация, разделившаяся на множество наций в результате роста населения, то есть мир — это большая нация»

По своему государственному устройству Ливия является джамахирией (государством народных масс). 3 марта 1977 года сессия Всеобщего народного конгресса (ВНК) приняла декрет об установлении в Ливии «режима народной власти». Официально упразднены правительство, политические партии, парламент. Конституция страны отсутствует, основой законодательства считается шариат. Официальной идеологической доктриной является «третья мировая теория» руководителя ливийской революции Муаммара Каддафи, основные положения которой изложены им в «Зеленой книге». В соответствии с нею в стране введена система «прямой народной демократии» — «джамахирия», созданная по образцу античной демократии. Решением сессии ВНК Ливийская Арабская Республика переименована в Социалистическую Народную Ливийскую Арабскую Джамахирию.

Система «прямого народовластия» строится в соответствии с административно‑территориальным делением страны. Местные (первичные) народные конгрессы граждан являются основой джамахирии. Всё взрослое население (с 18 лет) самостоятельных административно‑территориальных единиц (кварталов, деревень) обязано участвовать в таких конгрессах для непосредственного решения текущих хозяйственных, культурных, иных вопросов локального масштаба; для обсуждения общенациональных проблем внутренней и внешней политики, внесения предложений и рекомендаций, а также для избрания постоянных представительных и исполнительных органов — народных комитетов и их секретарей.

Первичные комитеты автоматически формируют собрания и выборные органы следующего, муниципального уровня. В свою очередь, муниципальные комитеты в полном составе и секретари первичных вместе с представителями профсоюзов и других массовых общественных организаций образуют верховный законодательный орган — ВНК. Более половины его делегатов составляют члены секретариатов первичных и муниципальных конгрессов, сформированных в основном по территориальному принципу. Остальные члены ВНК делегируются по профессионально‑корпоративным признакам и представлены членами секретариатов народных конгрессов корпоративных объединений.

На всех предприятиях промышленности, строительства и сферы услуг создаются первичные народные конгрессы (ПНК) в составе всех их работников, достигших 18 лет. Эти ПНК избирают народные комитеты из числа руководства, технического персонала и рабочих, которые выполняют функции государственной администрации. Секретариаты ПНК одного профиля формируют народные конгрессы соответствующих отраслей, где и представляют коллективы своих предприятий.

ВНК избирает генеральный секретариат, который выполняет функции высшего государственного органа в период между сессиями. Генеральный секретарь ВНК формально является главой государства и законодательной власти. На сессиях, обычно ежегодных, ВНК выносит резолюции по общенациональным проблемам и назначает Высший народный комитет (по сути правительство) в составе генерального секретаря комитета (главы кабинета) и секретарей ‑ глав соответствующих секретариатов (министерств).

«Лидер ливийской революции» — Муаммар Каддафи — формально лишь почётный «идейный» руководитель страны и не занимает никаких официальных постов в системе «джамахирии».

Таким образом критик Марксистко-Ленинской теории выстроил куда более народное государство, чем СССР. Но в России все социалистически настроенные граждане априори считают, что если кто-то критиковал СССР и его социализм, значит он автоматически плохой.
И надо заметить, что советская модель социализма развалилась сама собой по жажде граждан «свободы и перемен».
А Ливийский социализм, полный свобод (нет конституции, нет правительства итд) пал под натиском внешнего врага.
Советская модель успешно защищалась от внешнего врага. А Ливийская джамахирия оказалась не способна ему противостоять.

Всё это говорит о том, что учиться Марксизму стоит в таких странах как Северная Корея, Китай, Куба, Вьетнам.
Но российские марксисты упрямо хотят ещё раз на те же грабли…

А что касается вопроса прибавочной стоимости, заданного Гешкой.
Так тут всё просто. Есть объективная затратная часть. А есть то, что ты решил добавить поверх неё.
Отвезти человека в аэропорт стоит 100р бензина, 100р твоего времени и 100р амортизации машины. Т.е. 300р. Но ты берешь 1000р. Ты добавил поверх объективной стоимости ещё 700р. Прибавил стоимость… Чтоб получить прибыль… воспользовался ситуацией, чтоб заставить другого человека поработать на тебя сверх объективно необходимого.
Если он допустим фермер и выращивает яблоки. Объективная цена которых 50р/кг. То он должен был отсыпать тебе 6 кг яблок.
Но ты хочешь 20кг. Поэтому что?) поэтому яблоки для тебя Геша будут стоить 166р/кг… (166*6кг = 1000р) поэтому что? поэтому у капиталистов всегда инфляция )
Все добавляют к стоимости. Каждый хочет урвать больше.
поскольку гос машина пользуется услугами частных фирм, которые тоже добавляют… гос машина просто подпечатывает денег, ещё больше разгоняя добавлялки.

Так что Каддафи и Пол Пот (Салот Сар) были правы. Только с отменой денег можно построить настоящий социализм. Именно наличие такой вещи как деньги, позволяет копить… капиталить… Зачем Геше 20 кг яблок ? Что с ними делать ?
Натуральный обмен равносилен налогу на деньги…

В 1890 году Сильвио Гезель сформулировал идею «естественного экономического порядка», обеспечивающего обращение денег, при котором деньги становятся государственной услугой, за которую люди отчисляют плату за пользование. Вместо того чтобы платить проценты тем, у кого больше денег, чем им нужно, люди — для того, чтобы вернуть деньги в оборот, должны были бы платить небольшую плату за изъятие денег из обращения.

В конце ХIХ века Сильвио Гезель, будучи коммерсантом, заметил, что иногда его товары продавались быстро и за хорошую цену, а в другое время продавались медленно, с тенденцией к снижению цен. Он начал размышлять об этом и искать причины такого хода событий, и быстро понял, что такие подъемы и спады мало зависят от спроса на его товары или их качества, а почти исключительно — от цены денег на денежном рынке.

Гезель начал следить за такими колебаниями, и скоро пришел к выводу, что люди покупали тогда, когда процентные ставки были низкими, и не покупали тогда, когда они были высоки. Причина того, что денег было то меньше, то больше, заключалась в желании или нежелании обладателей денег давать их под проценты. Если они могли получить меньше 2,5%, преобладающей становилась тенденция к тому, чтобы оставлять деньги у себя, что приводило к уменьшению объемов капиталовложений, приводившего, в свою очередь, к банкротству фирм и уменьшению количества рабочих мест. Если , через некоторое время, вновь отмечалась готовность людей платить больше процентов за получаемые деньги, они снова охотно предоставлялись. Таким образом, начинался новый экономический цикл. В его начале процентные ставки и цены на товары были высокими, затем, с постепенным увеличением товарной и ускоренным увеличением денежной массы, процентные ставки снова снижались и, наконец, снова приводили к «забастовке» капитала.

Сильвио Гезель объяснял этот феномен тем, что в отличие от всех других товаров и услуг деньги можно оставлять у себя практически без затрат. Если у одного человека есть корзина яблок, а у другого есть деньги, то владелец яблок будет вынужден продать их уже через короткий срок, чтобы не потерять свой товар. А обладатель денег может подождать, пока цена не придет в соответствие с его представлениями. Его деньги не требуют «складских расходов», а наоборот, дают «выгоду ликвидности», т.е., имея в кармане или на счете в банке деньги, можно ожидать того, когда наступит удобный момент или цена снизится до такого уровня, когда товар выгодно купить.

Гезель делает вывод: если бы мы смогли создать денежную систему, в которой деньги, как и все другие товары и услуги, требовали бы складских расходов (при этом в основу таких складских расходов следовало бы заложить в среднем 5% годовых, что в точности соответствовало бы тем процентам, которые платились в ходе истории за деньги), экономика была бы освобождена от подъемов и спадов в результате спекуляции деньгами. Он предложил создать в рамках этой денежной системы такие условия, чтобы деньги при этом «ржавели», т.е. облагались бы платой за пользование.

У всех попыток реализовать на практике теорию свободных денег в 30-е годы была общая судьба: в кратчайшие сроки (максимум — один год, а обычно — уже через два-три месяца) они демонстрировали феноменальные результаты по преодолению самых мрачных проявлений экономической депрессии — устраняли безработицу, радикально повышали сбор налогов, возрождали муниципальную активность, вызывали расцвет местной торговли и — главное! — ликвидировали дефицит живых денег, загнанных дефляцией в кубышки банковских сейфов.

За триумфом, однако, быстро наступало похмелье: стоило вести о чудо-деньгах распространиться по округе, как появлялось массовое желание соседних муниципалитетов и общин присоединиться к эксперименту. Следом вмешивался национальный Центробанк, под тем или иным предлогом (как правило, предъявлялось обвинение в нарушении монополии на эмиссию и оборот денежных средств) закрывавший проект. В частности, подобный сценарий был разыгран в Германии (эксперимент Wära в Шваненкирхен) и Австрии (свободные деньги в альпийском городке Вёргль). Что касается Соединенных Штатов, то тысячи экспериментов по введению свободных денег от океана до океана благополучно задушил «Новый договор», подписанный с нацией в одностороннем порядке Ф. Д. Рузвельтом, завершившим «финансовую революцию» 1913 года, полностью передав права на эмиссию доллара в частную структуру ФРС. При этом 5 апреля 1933 года: президент подписывает «Указ № 6102», запрещающий гражданам и организациям иметь золотые сбережения: «Я, Франклин Д. Рузвельт, президент Соединенных Штатов Америки, констатирую возникновение чрезвычайного положения в стране и властью, предоставленной мне законом, налагаю запрет на накопление золотых монет, золотых слитков и золотых сертификатов на континентальной территории США, производимое частными лицами, партнерствами, ассоциациями и корпорациями…» Ошарашенному населению предлагалось сдать все свои золотые сбережения до 1 мая 1933 года в обмен на бумажные долговые обязательства Федерального резерва.

После Второй мировой войны имя Гезеля вместе с его свободными деньгами окутали тайной и «заговор молчания со стороны академической науки» здесь ни при чем. Истинная причина кроется в пророчестве Кейнса, выведенном в эпиграф: идея Freigeld Гезеля не просто подрывает самые основы мировой финансовой системы, но и является наиболее действенным из реально существующих и, кроме того, многократно и успешно апробированным на практике способом ликвидировать диктат кредитных денег. В подобном контексте опасность для status quo мировой финансовой элиты, таящаяся в концепции Freigeld, несопоставимо выше, чем от всех вариаций на тему «Капитала» Маркса.

Фундаментальное отличие свободных денег от общепринятых кредитных заключается в том, что свободные деньги не только не приносят проценты, но, напротив, облагаются налогом за хранение. Изначально Сильвио Гезелль предлагал четыре формы реализации принципа Freigeld (табличные свободные деньги, марочные, серийные и дополнительные), однако впоследствии остановился на марочной форме, которая и была реализована на практике в Австрии, Швейцарии, Германии и Америке.

Именно марочную форму Freigeld под названием «марочные сертификаты» описал Ирвинг Фишер в своей книге. Основные характеристики свободных денег: подобно обычным деньгам, их можно положить на счет, инвестировать либо потратить, однако их нельзя преумножать. Достигается это следующим образом. Предположим, городские власти принимают решение об эмиссии свободных денег, чей ценностный эквивалент устанавливается по договоренности на уровне тысячи долларов. Назначение эмиссии — субсидирование муниципального строительства в течение одного года. Для успеха необходима добрая воля по меньшей мере двух сторон: рабочих, участвующих в строительстве, и торговцев, у которых эти рабочие закупают товары. Первые должны согласиться принимать свободные деньги в качестве оплаты труда, вторые — в качестве оплаты за товары. Фишер справедливо указывает на отсутствие необходимости заключать договор со всеми торговыми организациями: достаточно нескольких, чтобы остальные добровольно подтянулись в силу конкуренции. Свободные деньги эмитируются сроком на один год, по истечении которого они могут быть обменены на обычные доллары. Для обеспечения обмена муниципальным властям в момент экспирации потребуется тысяча живых долларов, которые, помимо традиционного банковского кредита, можно получить из самой эмиссии, поскольку марочная модель свободных денег позволяет добиться самоокупаемости проекта.

Вот как это выглядит. Лицевая сторона марочных сертификатов, как правило, похожа на обычные деньги. На ней указывается стоимостный эквивалент (например, один доллар), имя эмитента, условия и сроки обмена на обычные деньги. На обратной стороне расположены 52 ячейки, на которые необходимо еженедельно наклеивать марки. Предположим, по договоренности контрольным днем недели считается среда. Значит, марочный сертификат может находиться в обращении со старой маркой в четверг, пятницу, субботу, воскресенье, понедельник и вторник, а в следующую среду последний держатель сертификата обязан наклеить новую марку. Марка стоимостью в два цента продается муниципальными властями, реализующими проект свободных денег.

Теперь понятно, откуда берутся деньги для обмена свободных денег на обычные в момент экспирации: в конце года каждый марочный сертификат будет иметь 52 наклеенных марки, которые муниципалитет продал за 1 доллар 4 цента. Эмиссия в 1 000 долларов, таким образом, приносит 1 040 долларов живых денег. 1 000 пойдет на покрытие обмена, а 40 — на покрытие расходов по администрированию проекта.

Однако самоокупаемость марочных сертификатов — дело десятое. Главное, еженедельная экспирация свободных денег приводит к неслыханной их оборачиваемости! Судите сами: каждый обладатель марочного сертификата стремится избавиться от него как можно скорее для того, чтобы не платить в ближайшую среду налог в форме двухцентовой марки. В конечном счете все свободные сертификаты во вторник вечером накапливаются у розничных торговцев, оптовиков либо производителей, которые наклеивают марки — своеобразную форму налога — с великим удовольствием: именно эти энергичные деньги обеспечивают им небывалые торговые обороты. По расчетам Ирвинга Фишера, оборачиваемость свободных денег в сотнях американских городов в годы Великой Депрессии как минимум в 12 раз (!) превышала оборачиваемость обычных долларов! Именно это свойство свободных денег позволяет говорить об их уникальной эффективности, которая, как известно, определяется формулой: «объем, помноженный на скорость обращения».

одель функционирования свободных денег, описанная Ирвингом Фишером, была буквально дословно реализована уже в самых первых опытах применения концепции Гезелля на практике. Сначала в Германии — владелец угольной шахты Макс Хебекер возродил из пепла баварский поселок Шваненкирхен, чье население (500 человек) последние два года существовало впроголодь на государственные пособия по безработице: «Уже через несколько месяцев после возобновления работы шахты Шваненкирхен было не узнать — рабочие и владельцы торговых лавок полностью погасили все свои задолженности, а новый дух свободы и жизни буквально витал над городом. Новость о процветании поселка в самый разгар экономической депрессии, поразившей Германию, мгновенно распространилась по округе. Репортеры со всей страны писали о «чуде Шваненкирхена», и даже в Соединенных Штатах можно было прочитать об эксперименте в финансовых разделах всех крупных газет».

Через год немецкий опыт был триумфально повторен мэром австрийского города Вёргель Микаэлем Унтергуггенбергером. После введения в оборот свободных денег, созданных по типу марочных сертификатов11, город, задолженность которого по налогам за пять лет возросла с 21 тысячи шиллингов до 118 тысяч, приступил к погашению уже в первый месяц (4 542 шиллинга). В следующие полгода эмиссия «свободных шиллингов», эквивалентная 32 тысячам обыкновенных шиллингов, обеспечила проведение общественных работ на сумму в 100 тысяч шиллингов: было заасфальтировано 7 улиц, улучшено 12 дорог, расширена канализация на два новых квартала, создан новый парк, построен мост и предоставлены новые рабочие места 50 безработным.

1 января 1933 года в Вёргеле приступили к строительству нового горнолыжного курорта и водохранилища для пожарной службы. Соседний город с населением в 20 тысяч жителей в спешном порядке приступил к подготовке эмиссии собственных свободных денег. Когда опытом Вёргеля заинтересовалось 300 общин страны, Национальный банк Австрии, почувствовав угрозу своей монополии, запретил печатание свободных местных денег.

После Второй мировой развитие концепции свободных денег пошло в двух направлениях: локальные системы взаимного кредитования (т. н. LETS — Local Exchange Trading Systems), использующие вместо физических сертификатов либо чеки, либо электронные формы взаимозачета, и системы time banking, позволяющие участникам проекта обменивать свой труд на т. н. «тайм-доллары». Последняя модель особенно проста для реализации: вы тратите свое свободное время на выполнение какой-либо работы для других участников проекта: выгуливаете собак, сидите с чужим ребенком, стрижете в парикмахерской, предоставляете стоматологические услуги, печете хлеб, подстригаете газоны. За каждый час работы вам выплачивают местные деньги по оговоренной таксе, например, 10 «тайм-долларов». Затем на полученные деньги вы можете приобрести либо другие услуги, зарегистрированные в т. н. «тайм-банке», либо товары в магазинах, участвующих в проекте.

Первые «тайм-доллары» были введены в 1986 году и приобрели огромную популярность в основном в США и Японии. Самые удачные примеры реализации этой схемы: Ithaca Hours (Итака, штат Нью-Йорк: в проекте принимали участие более 500 местных бизнесов — от медицинских центров, ресторанов и кинотеатров до фермеров и агентств недвижимости), японская «валюта здравоохранения», ROCs (Robust Currency System). Последняя система (ROCs) не только совмещает в себе time banking и взаимное кредитование, но и последовательно реализует классическую функцию свободных денег Гезелля — демерредж.

Самая мощная система свободных денег — швейцарский WIR (Wirtschaftsring-Genossenschaft, Кооператив экономического круга), насчитывающий 62 тысячи участников и обеспечивающий ежегодный оборот в эквиваленте 1 млрд 650 млн швейцарских франков (!). Несмотря на то, что WIR не является полноценной системой свободных денег, поскольку в ней отсутствует демерредж, она находится в принципиальной оппозиции к кредитным деньгам, так как полностью — interest-free. Кредиты, предоставляемые банком WIR участникам системы, также беспроцентны.

Вот такие дела ребятки… а вы говорите Марксизм… Марксизм это начальный уровень.